15:37
03 апреля 2017

Ни бе ни ме ни кукареку

Российская ветслужба пасует перед эпидемиями.

31 марта ветеринары УрФО и их коллеги с Кубани обсуждали на круглом столе, как защитить Россию от опасных инфекций животных. Выводы, которые услышал корреспондент "Уралинформбюро", неутешительны: отрасль находится в кризисе - организационном, кадровом и нормативно-правовом.

Чума на оба ваши ведомства

Последние 10 лет в России эпизоотическая ситуация (эпидемии среди животных) не улучшается, говорит член общественного совета при департаменте ветеринарии Свердловской области Владимир Красноперов: "С африканской чумой свиней дела обстоят все хуже и хуже. По бешенству – ни шатко ни валко, год на год не приходится. Грипп птиц в 2008 году победили, в 2017 он снова проявился. Вспышки сибирской язвы там и сям каждый год". Виной тому неудачная реформа, объясняет эксперт.

Раньше ветслужба была единой, все работали на результат. В 2005 году ее разделили на региональную составляющую (департаменты) и федеральную – Россельхознадзор, чьи управления есть в каждом субъекте РФ. Федералы должны контролировать исполнение законов на местах и ввоз сельхозпродукции в страну.

"Но люди-то те же самые, просто пересели в соседние кабинеты. Специальной подготовки не получили, на ходу переучивались, - говорит Красноперов. – У них цель – больше нарушений накопать, ну и зарплаты им назначили выше".

Отсюда грызня между ведомствами по принципу "свой – чужой", бессмысленные и беспощадные проверки. Непонятно, кто за что отвечает. Даже в названиях территориальных органов нет единообразия и системности.

Мнение коллеги разделяет директор ГБУ Краснодарского края "Кропоткинская краевая ветеринарная лаборатория" Олег Черных: "Африканская чума свиней (АЧС) показала несостоятельность российской ветслужбы после ее разделения. Кубань всегда была форпостом на границе с Северным Кавказом, где обитают носители инфекции - дикие кабаны. Теперь положение в сто раз ухудшилось. Мы не смогли сдержать натиск АЧС и "подарили" ее Белоруссии, Украине, Прибалтике, Польше и всей Центральной России".

Мартышкин труд и деньги на ветер

Второй важный момент - диагностика ввозимой продукции и животных. В каждом субъекте Федерации имеются свои лаборатории, вдобавок есть федеральные межзональные, которые обслуживают сразу несколько регионов. За ними последнее слово при постановке диагноза. "Например, по ящуру, птичьему гриппу, сибирской язве, по АЧС есть во Владимире", - поясняет Красноперов. Он недоумевает, почему бы не расположить федеральные лаборатории, как щит, на границе с Белоруссией, Польшей, Казахстаном – чтобы продукция там исследовалась экспресс-методами, прежде чем попасть в Россию?

Сейчас же многотонную партию мяса или рыбы везут через страну, к примеру, на анализ в Челябинск. Долго оформляют бумаги, берут пробы. Находят ветеринары, допустим, сальмонеллу и идут на склад – а товар уже разошелся по торговым точкам. В лучшем случае уничтожат остаток, какие-нибудь 5 тонн из 100.

"Сколько вбухано средств в оборудование федеральных межзональных лабораторий, чьи функции могли бы выполнять те же учреждения в регионах! Мартышкин труд и напрасные траты", - возмущается Красноперов. Директор департамента ветеринарии Свердловской области Евгений Трушкин с ним солидарен: "Если бы на эти деньги немного поддержали региональные лаборатории, эффект от нашей работы был бы гораздо заметнее".

Зараза ради бизнеса

Замруководителя управления Россельхознадзора по Свердловской области Наталья Банникова видит корень всех зол в экономическом давлении на ветслужбу. Стало слишком много послаблений для импортеров в рамках ВТО и "каникул для бизнеса". Так, отменен 589 закон о справках и сопроводительных документах при ввозе сельхозпродукции и животных.

Если раньше даже на кошку требовалось особое разрешение, то сейчас коммерсанты, навьюченные эпидемиологически опасным грузом, спокойно пересекают границу. При этом они утверждают, что купили товар для индивидуального потребления. Будет ли снова введено прежнее ограничение, в руководстве федеральной службы не уточняют.

"Идя навстречу бизнесу, можно дойти до маразма, что и имеем. Раньше завозной скот стоял в карантине на отдельной ферме не менее года, ему полагались отдельные корма, транспорт и персонал. Сейчас срок выдерживания - 21 день!" - недоумевает Красноперов.

Особые претензии у него к мелким фермерам, которых приструнить вообще невозможно: это расценивается как покушение на частную собственность. "Набили зимой телятами "Газель" и укатили к соседям. Если по дороге животные задохнулись – их зароют в снег на обочине, а весной горы трупов оттаивают. Вот вам потенциальный источник инфекции. Межрегиональные перевозки нужно взять под особый контроль и постоянно совершенствовать закон в части импорта и карантинирования", - уверен эксперт. Он подчеркивает, что Испания 17 лет билась с АЧС, пока не пустила под нож все частные свинофермы.

Кадрам мешает всё

Участники встречи помянули эпидемию сибирской язвы, накрывшую Ямал летом 2016 года. На этот раз – в контексте нехватки ветврачей на местах и их полной беспомощности.

"В первые дни мы просто растерялись и не знали, что делать. У нас не было четких инструкций - все ключевые решения принимались гораздо позже, только после создания спецкомиссий", - поделился представитель одной из ямальских ветеринарных станций.

Сотрудник ветцентра Тюменского района Владимир Чекин размышляет о статусе своей профессии: "Зарплата ветврача 7-8 тысяч, повсюду в глубинке сокращают кадры. Какой уж там престиж. У нас на станции 3 человека – что мы можем поделать с той же "африканкой"?

Работников Курганского центра ветеринарии не отпускает тревога по поводу соседнего Казахстана - рассадника опасных заболеваний: "До лаборатории 70 километров, у нас два с половиной ветврача – и как быть в случае ЧП? Посокращали всех, не только ветслужбу".

"Мы часто ездим по области брать анализы, поэтому знаем, что за 7 тысяч рублей найти специалиста для глубинки нереально, - говорит директор Уральского научно-исследовательского ветеринарного института, профессор Ирина Шкуратова. - Дай бог, если есть какая-то санитарочка, курсы закончила. Надо поддерживать людей на местах, тех, кто должен заметить эпидемию вовремя и просигнализировать. А чтобы специалист был грамотным, его надо постоянно обучать".

Мертвая теория

"Бывает, наш студент видит корову впервые на 4 курсе во время практики, – констатирует декан факультета ветеринарной медицины Уральского государственного аграрного университета Михаил Барашкин. – Таков федеральный стандарт, мы не имеем права его нарушать". Недавно поднят вопрос о введении для ветеринаров шестого года обучения, исключительно для работы "в поле".

Главной проблемой является отсутствие связки "вуз – производство". Предприятия жалуются на плохую подготовку выпускников, а преподаватели пеняют, что студентов никто не берет на практику. Вкладываться в специалистов, растить их под свои потребности будущие работодатели не хотят. Выделить наставника для практикантов – и то сложно.

В свою очередь студентов не прельщает перспектива выживать на копейки: получили диплом и свободны. В предыдущие годы молодые ветеринары рвались лечить хотя бы кошек и собак, нынче и эта мода прошла.

Резолюция по итогам встречи получилась внушительная: необходимо сделать ветслужбу единой и монолитной, учредить должность главного госветинспектора РФ, наладить межведомственное взаимодействие – чтобы к ликвидации опасных инфекций подключались правоохранители, Роспотребнадзор, органы власти всех уровней.

Что же до прогнозов - "хитом сезона" в 2017 году могут стать птичий грипп, бруцеллез, нодулярный дерматит и с десяток других болезней с диковинными названиями и страшными последствиями. Держитесь, братья наши меньшие! Да и людям – не хворать!

Надежда ПРАВДИНА

Сельское хозяйство: проблемы и перспективы

Реклама