09:35
17 августа 2018

Дума о русской картошке

Из голландской пробирки.

Без чего невозможно представить обеденный стол свердловчанина или челябинца? Правильно - без хлеба, пельменей и картошки. А без чего Урал – не Урал? Тоже очевидно: без машиностроительных заводов, горнодобывающих рудников и… картошки.

Не перепутай: белую - в пюре, красную — в салат!

Доказательство тому — "доморощенная" картошка, которую продают на рынках и в стихийных торговых рядах на улицах городов. Непосвященные хмыкнут: мол, это же - любители, массы в общем котле они не делают. Ой ли? По данным свердловского министерства АПК, 60% продающегося уральского картофеля выращено на частных подворьях.

Инженер-сметчик Ромия Валитова, к примеру, тридцать лет занимается "вторым хлебом". Но не ради продажи, а для личного потребления.

"Урожай не всегда зависит от нас, — улыбается она, перебирая в ведре пахнущие землей спелые клубни. — Были отменные урожаи даже в первые годы - когда сажали в поле, на целине, под пласты вывороченного дёрна. А бывало — как прошлым летом, например — и наоборот. Сделала, казалось бы, всё для получения хорошего урожая, но лето выдалось дождливым, и картошки выросло меньше, чем посадили".


Ромия Валитова уже 30 лет познает премудрости выращивания картошки на личном огороде

Обычный садовод, как правило, не забивает голову мудреными наименованиями картофельных сортов, и уж точно не разделяет семена по географии - отечественные или импортные.

"Выбираем по крупности, урожайности, вкусу, — поясняет Ромия. — Приобретаем клубни для посадки в магазинах, а также у соседей и родственников. Предпочитаем брать сорта, которые дают крупные клубни и подходят для нашего климатического района".

Опытные хозяйки, разумеется, знают, что для разных блюд желательно выбирать определенный тип картошки: для пюре и запекания хороша круглая белая или желтая, которая после варки легко разваливается, а для салатов, тушения и жарки нужны более длинные и плотные клубни, преимущественно с розовой кожурой.

Небось картошку все мы уважаем

Тот факт, что картошка – "второй хлеб", россиянам известен с пеленок. Что для итальянца макароны или для китайца рис, то для нас картошка. Без нее суп не суп, а попробуйте представить соленую селедочку без ломтиков картофеля!

Не говоря уже о пакете микроэлементов: 9 витаминов (включая рибофлавин, никотиновую, аскорбиновую и фолиевую кислоты), 12 минералов. Ну, и крахмал — куда же без него! Кстати, он составляет значительную часть любой таблетки. Собственно химического препарата в пилюлях – крошечная капелька. И без крахмальной оболочки она в наш организм не попадет.


Уральский климат считается суровым. Но для картофеля он - самый идеальный.

Из общего количества картофельных полей России 4,3% (четвертое место по стране) приходится на Свердловскую область. А по валовому сбору (почти 600 тысяч тонн в год) регион находится на 16-м месте, уступая в первую очередь областям Нечерноземья.

Вообще, картофель - парень живучий: умудряется приспосабливаться под любой климат и расти везде, от южных широт до Полярного круга. Но есть у него смертельно опасные враги. Например, фитофтороз, "черная ножка" и даже… рак. Южный климат делает картофель куда более уязвимым перед этими хворями. И, наоборот, суровые погоды северных широт не мешают картошке расти, но губительны для болезнетворных микробов.


Ирина Надеждина знает все о картофельных хворях.

"Не каждый сорт может переносить высокие температуры, - поясняет заместитель генерального директора АПК "Белореченский" по реализации Ирина Надеждина. – А уральские сорта более устойчивы к картофельным вирусам и болезнетворным бактериям. Поэтому неудивительно, что семенной картофель, выращенный в Свердловской области, закупают южные регионы, в том числе Ростов и Краснодар. У нашего картофеля и урожайность в 3-4 раза выше".

Российский ремейк

Почти 90% картофельных семян, растущих на наших грядках — заморские гости: Голландия, Германия, Польша, США, Индия. Селекционных центров для их разработки и клонирования в России немного: в Северной Осетии, Кисловодске, Тюменской и Свердловской областях.

"Уральский картофель" — самый молодой из центров, открыт в 2017 году. Он расположен в селе Кочневском (Белоярский район), на территории АПК "Белореченский".


"Уральский картофель" - самый молодой селекционный центр в России.

Задача "Уральского картофеля" — более чем амбициозная: выдать "на гора" к концу 2018 года 560 тысяч миниклубней для последующей посадки на полях Среднего Урала и соседних регионов, а в перспективе довести производительность до 10 тысяч тонн семенного картофеля в год. И не просто семенного, а раннего, самого вкусного и притягательного для потребителя. Проще говоря, поставить естественный заслон на пути импорта из Египта и Азербайджана к российским прилавкам.

По словам финансового директора "Белореченского" Виталия Дунина, стратегическая цель центра - вытеснить иностранный картофель на периферию отечественного рынка. А в идеале - нагрянуть на рынки Египта и Азербайджана с "ответным визитом". Правда, случится этот "визит" не раньше чем через три-четыре года.

Селекционный комплекс "Уральского картофеля" состоит из трех производственных корпусов: лаборатории микроклонального размножения, комплекса теплиц и лаборатории диагностики.


Тепличный комплекс центра оснащен передовым оборудованием.

Внутрь лаборатории журналистов "Уралинформбюро" не пустили: там круглосуточно поддерживается стерильный режим, даже научные сотрудники не пересекают порог без специальных защитных костюмов.

Такие строгие меры предосторожности вызваны вполне банальной причиной: семенной фонд, из которого потом вырастут картофельные клубни, должен быть "чистым". Малейшая зараза, даже случайно попавшая в пробирку с рукава случайного гостя, грозит гибелью всей партии.

При этом технологическая цепочка на взгляд дилетанта проста: сначала в лаборатории микроклонального размножения семена 9 сортов (6 импортных и 3 "местных", выведенных учеными института УралНИИСХоз) помещаются в пробирки, где превращаются в готовые саженцы.

Затем их пересаживают в пятилитровые горшки и транспортируют в теплицы. В распоряжении центра восемь таких теплиц. Они оснащены оборудованием для капельного полива с подачей необходимых микроэлементов.


Одна из восьми теплиц центра "Уральский картофель", где вызревают "инновационные" саженцы, выращенные в соседней лаборатории.

В диагностическом корпусе, где вызревшие клубни проходят "медосмотр" на предмет заражения вирусами или бактериями, царствует абсолютная стерильность. Там располагаются ламинар-боксы.

Медицинскую проверку готовые клубни проходят в два этапа: сначала методом ИФА (иммуно-ферментного анализа), а затем они поступают для исследования на уровне ДНК. По словам начальника цеха картофелеводства "Белореченского" Игоря Крупского, "роботизация" процесса экономит время, исключает "человеческий фактор" при сборе данных и позволяет добиться более высоких результатов.


Внутрь лаборатории журналистов "Уралинформбюро" не пустили: здесь царит режим полной стерильности

Миссия выполнима

Из девяти сортов семян, находящихся в работе центра, треть выращена в лабораториях института УралНИИСХоз (филиал Уральского федерального научно-исследовательского центра УрО РАН), который даже в "лихие 90-е" смог удержаться на плаву, не закрылся, как многие аналогичные институты на просторах бывшего СССР.

В копилке достижений института, начиная с 1958 года, числится 8 "доморощенных" сортов картофеля: "Искра", "Мостовский", "Алмаз", "Уральский ранний", "Лидер", "Барон", "Таймер" и "Каменский". Еще пять сортов — "Ирбитский", "Отрада", "Югра", "Взрыв" и "Маяк" сегодня проходят государственные испытания на сортоучастках в регионах Российской Федерации.

Многие из них были разработаны еще в советские годы, что, впрочем, неудивительно: между выведением сорта и его внедрением в производство может пройти от 12 до 15 лет. По словам директора УралНИИСХоза Никиты Зезина, этот процесс невозможно ускорить — примерно так же, как нельзя убедить женщину родить ребенка раньше девятого месяца беременности.

Так же считает и финансовый директор "Белореченского" Виталий Дунин: "Даже с точки зрения технологии быстрее не получится. Первый год уйдет на выращивание растений in vitro (в пробирке) и миниклубней в теплице, второй — на создание первого "полевого" поколения, третий и четвертый — на выведение элиты и суперэлиты. И лишь потом начнется этап продаж. Тем не менее, мы рассчитываем начать выпуск семенного картофеля под заказ уже в 2019 году".


Виталий Дунин: "На выведение сорта уходит от 10 до 15 лет. Быстрее никак не получится!"

"Если, конечно, не переходить на трансгенную селекцию, — вторит ему Никита Зезин, и по его лицу видно: идея эта крайне плохая. — Геномное редактирование допустимо лишь тогда, когда наука имеет в этой сфере наработанную базу".

Иными словами, процесс рождения суперкартофеля на Урале идет — пусть медленно, но верно. Но упирается в отсутствие базы для биотехнологического семеноводства — такой, как у зарубежных конкурентов. Нужны не просто одна-две лаборатории с опытными полями, а отлаженная цепочка "пробирка - тепличный комплекс – поле - первое полевое поколение - элита - суперэлита".

"Это очень большой цикл, — поясняет Зезин. — Мало того, что на одну селекцию уйдет 10-15 лет, так ведь на выходе нужно получить не 10 тонн, как в институте, а 10 тысяч тонн элитных семян. Вот главная проблема уральского картофеля и главная задача, которую предстоит решить".


На сооружение этих теплиц сегодня активно выделяются средства из областного и федерального бюджетов.

Государство по мере сил помогает уральским картофелеводам справиться с миссией, которая еще вчера казалась невыполнимой. В 2017 году правительство России утвердило программу импортозамещения в семеноводстве картофеля. Выделяются бюджетные деньги на создание отечественных селекционных центров — пусть не "космические", 5,5 миллиардов рублей.

Вообще, это общемировой тренд — субсидировать аграриев из бюджета. Так делают в Китае, Индии, Голландии, Германии. Субсидируют процесс на протяжении всей технологической цепочки - от пробирки до появления элитных семян.


Пока погода позволяет, между лабораторией и офисом "Белореченского" быстро строится удобный подъездной путь.

Еще год назад будущее "Уральского картофеля" было туманно именно по причине финансовой неопределенности. "Белореченский" взял кредит в банке, и ежемесячно выплачиваемые проценты "пожирали" всю прибыль предприятия. А с неё изначально планировалось строить селекционно-семеноводческий комплекс в Кочневском.

Прошлой осенью "лёд тронулся": правительство Свердловской области выделило на обустройство "Уральского картофеля" 23 миллиона рублей, плюс еще 15 миллионов "подкинули" из федерального бюджета.


Уральские селекционеры уверены: наступит день, когда свердловская картошка нагрянет с ответным визитом на заграничные рынки.

Это, конечно, не вся сумма, требуемая для эффективной работы центра, но ее вполне хватает, чтобы "отбить" затраты уральских картофелеводов в 150 миллионов рублей на возведение корпусов, газификацию, закупку оборудования и строительство подъездных путей.

Овчинка выделки стоит, уверен Виталий Дунин. В том числе потому, что селекционные центры в перспективе помогут государству сэкономить миллионы евро на импорте семенного фонда. Да, и должна русская картошка спустя 300 лет с момента завоза Петром I из Голландии стать чисто русской.

Евгений СУСОРОВ, Юлия ОВЧИННИКОВА

Сельское хозяйство: проблемы и перспективы

Реклама