13:11
26 февраля 2019

Мертвая хватка "Стройгазконсалтинга"

Сериал-расследование.

фото www.sgc.ru

Когда начинаешь журналистское расследование, обычно не знаешь, куда оно тебя приведет. Так и на сей раз – история "убийства" небольшой екатеринбургской компании "Берген" на газовом поле Харвуты (Ямал) привело нас с берега Обской губы на берега Невы. Там вотчина "Газпрома" и связанных с ней "дочек" - "внучек". На словах – национальное достояние, на деле – национальная проблема. И что-то подсказывает – проблема рукотворная.

Дело - труба

26 февраля временный управляющий Алена Юдина собирает на первое собрание кредиторов ООО "СГК – Трубопроводстрой-4". Реестр требований на 3,522 миллиарда рублей. Ключевой кредитор – ООО "Стройгазконсалтинг" (СГК), возглавляемое Станиславом Аникеевым. Бывшая "дочка" задолжала 2,8 миллиарда рублей. На компании, также из "газового гнезда", приходится еще около полумиллиарда рублей.

Ранее в беседе с "Уралинформбюро" Юдина не стала комментировать размер активов должника и его возможность расплатиться с кредиторами. Теперь в распоряжении агентства есть ее отчет, из которого следует что "СГК – ТПС-4" скорее банкрот, чем жилец.


Фото — www.sgc.ru

Предположим, что этот многостраничный документ при определенных обстоятельствах может стать настольной книгой для людей в погонах. Что там говорить - сделанные Юдиной выводы подогрели даже наш интерес.

В первую очередь нас заинтересовал 2016 год, когда "Берген" оказал услуги на УКПГ-9 Харвутинской площади Ямбургского нефтегазоконденсатного месторождения. Из 160 миллионов рублей ему до сих пор не заплатили 133 миллиона.

Выручка "СГК – ТПС-4" в тот год составила 12,5 миллиарда рублей, основные покупатели – "СГК – ТПС-5" (7 миллиардов) и "Стройгазконсалтинг" (5,3 миллиарда). УКПГ-9 в эту копилку принесла 1,588 миллиарда рублей. И в целом тогда компания свела концы с концами – убыток в 2,5 миллиона рублей можно списать, скажем, на сильный мороз. При этом, как рассказал "Уралинформбюро" один из бывших руководителей "СГК – ТПС-4", к концу 2016 года кэша не было – во всяком случае, для расплаты со сторонним подрядчиком.


Фото — www.sgc.ru

А в 2017 году денег не оказалось и подавно – убыток должника превысил 1,2 миллиарда рублей! Как такое могло произойти? Наша гипотеза – два основных заказчика не оплатили предоставленные им услуги. Или каким-то чудесным образом они ранее авансировали работы?

Погонять деньги между родственными компаниями – дело привычное. Вот, к примеру, ООО "СГК – Трубопроводстрой - 5" с 2017 года должно «СГК – ТПС-4» 901 миллион рублей. Это, по сути, единственный актив, обнаруженный Юдиной. Но практически бесполезный.

Учредитель "пятерки" – "Стройгазконсалтинг", а юридический адрес - в цокольном этаже жилого дома в Москве, там еще сотня всяких контор зарегистрирована.

При этом сотни сотрудников-вахтовиков, которым задерживают зарплату, обрывают телефоны бухгалтерии… материнской компании в Санкт-Петербурге. Потому что распределение денежных потоков идет с берегов Невы. Там сгенерирована схема, благодаря которой объекты "Газпрома" строятся и обслуживаются, несмотря на растущие долги.


Фото из группы vk.com/sgc__1

В умелых руках долг – незаменимый инструмент в случае банкротства. Ведь именно так происходит с "СГК – Трубопроводстрой-4".

Откуда появились три с лишним миллиарда кредиторской задолженности компании? Из договоров, подписанных несколько лет назад. До момента иска о банкротстве в суд по этим долгам не обращались, то есть арбитраж их природу доподлинно не исследовал. А теперь Алена Юдина утверждает в отчете: в связи с тем, что временному управляющему не предоставлено большинство договоров, а также первичные документы к ним, временный управляющий не может сделать вывод о наличии либо отсутствии у должника признаков преднамеренного банкротства. Концы в воду? И заодно "Берген" на дно – не свой, не жалко.

Доктор наук с двумя ИНН

В конце 2018 года СМИ сообщили, что "Стройгазконсалтинг" активно перерождается в компанию без долгов. Ее имя – "Газстройпром". Гендиректор все тот же Станислав Аникеев, возглавивший СГК в июне 2015 года. В предыдущей статье мы обещали рассказать о нем подробнее.

Аникеев родился в Саратове в 1962 году в семье партийного работника. В отличие от отца, который занимался идеологией, Станислав пошел в экономику. В 2004 году стал доктором экономических наук. Защищался в Саратове, хотя уже работал в Москве. Свое восхождение по лестнице в газовой империи Аникеев начал в 1998 году с директорства в "Саратовоблгазе". В этой должности был депутатом региональной Думы.

Самое привлекательное в трудовой биографии Аникеева – "белое пятно" с 1983 по 1998 год. Можете проверить сами, поискав в интернете. Заодно попробуйте найти там его фотографию. Результат по сути нулевой. К чему такая таинственность?


Редкое фото Аникеева (крайний справа)
Фото — www.sgc.ru

СМИ ранее отмечали, что в учредителях "Стройгазконсалтинга" с 2004 по 2009 года была Ольга Александровна Григорьева. Её ФИО полностью совпадает с дочкой генерал-полковника Александра Григорьева, экс-начальника питерского УФСБ, свидетеля на свадьбе Путина.

Выскажем гипотезу – СГК до сих пор не ушел из-под контроля чекистов. Отслужив после института в армии, Аникеев, по нашему предположению, в 1985 году поступил на службу в КГБ. И в настоящее время может быть офицером действующего резерва ФСБ в чине полковника.

К "странным приметам" Аникеева следует добавить его двойное ИНН. Первое получено в Саратове, второе в Москве. Закон, конечно, предусматривает повторную выдачу ИНН, скажем, в случае утери свидетельства. Но люди высокого полета обычно ничего не теряют, а только приобретают.

Например, Станислав Аникеев владеет роскошным велнесс-клубом "Ривьера". Он находится в Николино – одном из старейших коттеджных поселков на Рублевке. Площадь в 3 000 квадратных метров, в частности, включает бассейн в древнеримском стиле и купеческую московскую баню.


Фото — riviera-wellness.ru

Конечно, проще всего было бы сказать: смотрите, сотрудники "дочек" СГК воют в соцсетях из-за задержанной зарплаты, материнская компания "кому должна – всем прощает", а лощенный Аникеев шикует. А мы возьмем небольшую паузу и сделаем выводы в заключительной части нашего расследования.

Вадим ДЫНИН

Ранее по теме:
Убийство на газовом поле

Станислав Аникеев: и это всё о нём

Реклама