20:04
12 февраля 2020

Сбербанк теряет лицо

На схемах мошенников.

История о том, как 84-летний житель Екатеринбурга лишился своего вклада в Сбербанке на 995 тысяч рублей, вызвала огромный интерес среди читателей. Можно предположить, что статья "Уралинформбюро" в первую очередь задела тех клиентов Сбербанка, кто уже стал жертвой мошенников, похитивших деньги с их счетов и кредиток.

И все же нам кажется, что преступление в отношении Алексея Михайловича Балакаева не совсем обычное. Сбербанк пытается по-быстрому отбояриться от мошенников – мол, он не отвечает за действия третьих лиц, обращайтесь в полицию. Но спешат подчиненные Грефа зря!

Кратко суть истории. В конце января мошенник, представившись сотрудником Службы безопасности Сбербанка, убедил инвалида военных действий закрыть свой счет в Сбербанке и перевести 995 949,56 рублей на карту Сбербанка, принадлежащую некому Власенко Вадиму Александровичу.

При этом "безопасник" знал про финансы Балакаева невероятно много – точные (!) остатки на двух сберкнижках, последнюю дату посещения и адрес его отделения банка в Екатеринбурге (это случилось за три дня до звонка).

А в банке, на удивление (почему бы нам этому не удивиться?), не побеспокоились поинтересоваться у пожилого постоянного клиента – с чего это он копил-копил, а тут вдруг решил перевести почти 1 миллион рублей, имея на руках лишь номер сберкарты и ФИО получателя?

Надо же - деньги в момент улетели со счета пенсионера гражданину Власенко (или тому, в чьих руках его карта). Хотя к переводам граждан сумм свыше 600 тысяч рублей банкам давно велено предъявлять повышенное внимание.

"Уралинформбюро" с помощью экспертов выработало рабочую версию случившегося. Но нам прежде всего хотелось узнать позицию Германа Грефа, которому в статье было адресовано три вопроса:

1) каким образом столь полная и достоверная информация о Балакаеве оперативно попала в руки мошенников: им передал ее сотрудник Сбербанка или они получили ее путем взлома серверов и доступа к клиентской базе Сбербанка?

2) почему сотрудники отделения №7003/0417 не проявили бдительность, когда их весьма пожилой постоянный клиент заявил о решении перевести очень крупную сумму на банковскую карту (не зная реквизитов счета) неизвестного человека? В частности, почему у банка не возникло сомнений в экономическом смысле проводимой операции, что предусмотрено внутренней инструкцией банка? Тем более, что сумма перевода подпадает под 115-ФЗ.

3) какая работа по расследованию данного преступления в отношении Алексея Михайловича Балакаева проведена Сбербанком и каковы ее результаты?

Реакция на наш официальный запрос не заставила себя долго ждать. Но пришла она вовсе не от Германа Оскаровича, и не от его пресс-службы.

Свой комментарий редакции прислал пресс-центр Уральского банка ПАО "Сбербанк": "Выводы по данной ситуации делать преждевременно. Банк продолжает проверку и по ее итогам предоставит клиенту официальный ответ. В последнее время самым популярным среди мошенников является социальная инженерия - мошенничество, когда клиент сам сообщает мошенникам свои персональные данные. Сбербанк на постоянной основе информирует клиентов о необходимости соблюдения правил безопасности при использовании продуктов и услуг банка. Подробные рекомендации есть на нашем сайте".

Ну, во-первых, мы задавали конкретные вопросы Грефу и до сих пор ждем ответ по каждому пункту.

А, во-вторых, в распоряжении "Уралинформбюро" есть ответ Сбербанка, полученный 7 февраля Алексеем Михайловичем Балакаевым. Это смс-сообщение звучит так: "Алексей Михайлович, ваше обращение № 200201-0054-208300 от 01.02.2020 рассмотрено. По результатам проведённого расследования у банка нет оснований для возврата денежных средств. По факту возможного мошенничества со стороны третьих лиц обратитесь в правоохранительные органы. Сбербанк".

Руководитель пресс-центра Уральского банка Максим Кассандров в телефонном разговоре сообщил "Уралинформбюро", что после опубликования статьи начата новая проверка по факту преступления с деньгами Балакаева. Резонный вопрос – что нового узнал Сбербанк из нашей статьи? Судя по звонку из банка дочери обворованного пенсионера, новым было известие о том, что Алексей Михайлович – инвалид военных действий (что равносильно инвалиду ВОВ).

Неужели только это, в преддверии юбилея Победы, подвигло подчиненных Грефа всерьез разобраться в случившемся? Ну, да – президент Путин запретил кому-либо обижать фронтовиков!

А вдруг иное? Может в Москве до статьи и не знали об этом мошенничестве в Екатеринбурге? На месте совершения преступления банкиры попытались замять дело, но не тут то было.

Это пока что – гипотезы. В уголовном, да и в банковском, деле нужно оперировать фактами. В частности, они могут появиться из ответов на вопросы "Уралинформбюро".

У нас теплится надежда, что Сбербанк и его президент заинтересованы в том, чтобы восстановить картину случившегося в мельчайших деталях, найти виновных в ограблении ветерана Балакаева и вернуть ему сбережения. Для этого у банка Грефа есть соответствующие возможности.

Спасайте репутацию, Герман Оскарович!

Вадим ДЫНИН

Реклама