12:08
11 января 2019

Запоздалый диплом старшины Хулевина

Новогодний сказ.

Средь уральских гор, где аэропорты принято называть в честь сказочников, случилась знатная история. Будучи в здравой памяти и трезвом рассудке муниципальный парламентарий Околесин ближе к Новому году публично выразился, что местные щелкоперы - неучи и бестолочи.

Сей пассаж поверг старшину Гильдии писак Хулевина в ретивый дух. Он потребовал от обидчика непременных извинений. Однако не получил сатисфакции, и был вынужден привлечь к разбирательству Народную палату, где числился председателем.

В назначенный день Околесин пришел держать ответ перед общественностью. Хулевин в алой мантии, предвкушая триумф, приступил к экзаменации.

- Скажите, уважаемый избранник, кого из нашей Гильдии вы приписали к неучам?

- Да, думаю, есть такие среди вас, писаки не в ладах с образованием. Вот вы, к примеру, господин Хулевин…

- А что я? – от неожиданности поперхнулся председательствующий.

- Что с вашим дипломом? Почему им интересовалась государева охранная служба?

Все присутствующие враз обернулись к Хулевину, лицо которого стало краснее мантии. В зале повисла мертвецкая тишина.

- Тогда о нем расскажу я, – взоры устремились на Околесина. – Все же по чину считают вас образованным человеком, дипломированным профессионалом своего дела. А как было на самом деле?

Попав со школьной скамьи в институт, юнец не преуспел в науках. Он был к ним, прямо скажем, не способен. Как не бились педагоги, результат был – на вылет. "Недоросля" Фонвизина он им напоминал.

Хулевин тяжело хватал воздух ртом, и был практически парализован, чтобы ударить своим молоточком по столу и закрыть постыдное заседание.

- Как там у классика? "Слово дурак прилагательное, потому что оно прилагается к глупому человеку…" Одним словом, не выдержал институт издевательства над здравым смыслом, и выставил вас за порог, - Околесин щеголевато подмигнул онемевшему визави. – Тут бы пойти набраться ума-разума, хоть в армию. Но каким-то сказочным образом наш герой избежал обязательной в юности встречи с кирзовыми сапогами и солдатской гимнастеркой. "Не хочу учиться, а хочу жениться" - сыграли ему свадьбу.

Общественность дружно вспомнила жену Хулевина и заухмылялась.

- Только ведь не имея диплома, карьеры не сделаешь, без бумажки люди – букашки. Помните градоначальник у нас был, даже тот себе корочки архивариуса прикупил, - поддал интриги Околесин. – Вот и тут, прошло 15 лет. К счастью, директором института стал Козловский. Он и подсобил с дипломом. Ну, за девятнадцать-то лет хоть одно высшее образование можно осилить, да, господин Хулевин?

Председательствующий безмолвствовал. Ни один десяток лет о его "заушном" образовании никто вслух не рассуждал. Хулевина назначали на должности, выбирали в президиумы, осыпали почестями, и никому в голову не приходило хоть единожды записать его в недоросли. Хотя нет, охранная служба забеспокоилась, когда он задумал стать главой канцелярии – не понравилась ищейкам его институтская история. Но дело смогли замять. Пришлось, правда, потом отблагодарить людей за помощь премьерским портфелем, устроив внезапные проводы старику Птицыну.

Слывший мастером коридорных интриг Хулевин на время воспоминаний потерял нить речи Околесина. Останавливать парламентария было поздно, а вот исчезнуть из зала самое время. Что предпринять? Нужно сделать вид, что позвонили "сверху" и с ликом придворного вельможи выйти. Старшина Гильдии перевел телефон в режим громкого звонка.

- И вот, представьте, приходят студенты института на выпускной экзамен, а председателем экзаменационной комиссии – студент с 20-летним стажем, - вернул Хулевина в действительность его разоблачитель. – Они, конечно, не в курсе. С пиететом внемлют суждениям чинуши-недоросля. Сам экзаменов не сдавал, а других мастер судить, заплечных дел мастер…

Спасительный звонок оборвал речь парламентария. Хулевин аж подскочил и… проснулся в своей кровати. На календаре был Старый Новый год, 13 января. Сон неприятных воспоминаний был не к добру.

Иван БЕЛКИН, специально для "Уралинформбюро"

Сказки Белкина

Реклама