11:33
19 марта 2020

Для кого "пионерлагерь" строгого режима?

Спецрепортаж "Уралинформбюро".

Минувшей осенью новый начальник ГУ МВД РФ по Свердловской области Александр Мешков с проверкой посетил Центр временного содержания несовершеннолетних (ЦВСНП) в Екатеринбурге. Тогда можно было писать картину маслом "Генерал и нарушитель". В тот момент иных обитателей (спецперсонал не в счет) там практически не было.

За 2019 год через подразделения по делам несовершеннолетних Свердловской области прошло чуть больше 10 тысяч трудных подростков, совершивших 1 963 преступления. Дело в том, что суды с неохотой разрешают помещать детей в это учреждение. В момент посещения корреспондентом "Уралинформбюро" в центре было 3 подростка.

На двух этажах расположены класс для занятий, медкабинет, комната для больных на случай карантина, большое помещение спальни, столовая, спортзал, кабинет для творческой деятельности, отдельная игровая для тенниса и для песочной терапии.

Условия содержания для правонарушителей организованы таким образом, чтобы они на время принудительного воспитания смогли забыть о преступной среде и представить, как можно жить по-другому. В течение 30 дней с ними работают психологи, воспитатель, социальный педагог. Подросткам выдают одежду и кормят шесть раз за день. Разрешают смотреть телевизор, звонить родственникам и встречаться с ними в присутствии психолога.

Круглосуточное видеонаблюдение, четкое соблюдение распорядка. Сами сотрудники не без основания называют центр "пионерлагерем".

"За 2019 год в центре побывало 200 несовершеннолетних, а 10 лет назад, например, их было в два раз больше. Основная часть попадает к нам за мелкие кражи в торговых центрах и продуктовых магазинах. Крадут шоколадки, пирожки, футболки, кроссовки, джинсы", - рассказал врио начальника ЦВСНП Дмитрий Петрыкин.

Есть и те, кого задержала полиция для выяснения личности. "Были у нас две девочки с Сахалина, которые взяли из папиного сейфа пачку денег, купили айфоны и отправились в путешествие по России. Их объявили в розыск. Когда доехали до Екатеринбурга, они были задержаны сотрудниками линейного отдела МВД. Мы сообщили родителям о беглянках, и те сами прилетели за ними", - вспоминает руководитель центра.

Дмитрий Петрыкин считает, что выделяемых 30 дней мало для работы с трудными подростками. Что им остается делать, вернувшись из благодатных условий ЦВСНП в привычную среду, как правило, неблагоприятную? Снова идти на преступление. В 2019 году повторно в центр попали на перевоспитание 13 человек.

Я много раз говорил с судьями, в ЦВСНП правонарушители проходят весь спектр профилактики, ведь у нас работают квалифицированные сотрудники. В частности, психолог указывает на необходимые моменты в перевоспитании и обучении. Поначалу подростки ведут себя замкнуто, но со временем раскрываются: рассказывают, что происходит в семье, есть ли случаи насилия, употребляют ли их родители спиртное. Бывают случаи, дети мигрантов не говорят по-русски и даже не умеют мыться, чему мы их тоже учим", - сетует Петрыкин.

По словам замначальника отдела организации деятельности подразделений по делам несовершеннолетних ГУ МВД России по Свердловской области Лилии Будкевич, правоохранительные органы принимают комплекс мер для социальной адаптации вышедших из центра или снятых с учета подростков. Им помогают в трудоустройстве, благодаря сотрудничеству с областными министерствами образования и спорта несовершеннолетние начинают учиться в техникумах и занимаются в спортивных секциях.

Но при этом до сих пор нет ответа на вопрос, который поставил перед подчиненными генерал Мешков: почему центр, на которые тратятся немалые бюджетные средства, фактически пустует? Получается, что нынешний гуманизм судей не позволяет даже временно поместить оступившегося подростка в "пионерлагерь" для переосмысления своей жизни. Но ведь советская практика – та же знаменитая Школа Достоевского (Республика Шкид) – доказала, что профилактика взрослой преступности в рядах этих несовершеннолетних дорогого стоит.

Надежда ГААГ

Детки из клетки

Реклама