17:07
30 января 2019

АрхитЕбург "Уралинформбюро" с Григорием Мазаевым. Часть 2: Панельные дома

"Мина" под будущие поколения.

Трагические события в Магнитогорске обострили интерес не только к состоянию наших газовых сетей, но и к такому неоднозначному архитектурному явлению, как панельный дом. Казалось бы, какая связь? Однако эксперты "Уралинфомрбюро" в первые часы после магнитогорского взрыва именно "панельку" обвинили в больших человеческих жертвах: мол, если бы дом №164 на улице Карла Маркса был кирпичным или монолитным, разрушения были бы неизмеримо меньше.

За январь эмоции улеглись, а экспертные оценки стали более осторожными. Кроме того, выяснилось, что этот дом в Магнитогорске был не панельным, а крупно-блочным. Что же, "панель" реабилитирована? И да, и нет.

Этот тип жилья очень популярен у покупателей из-за дешевизны. Он составляет в большинстве крупных городов до 60% всего жилфонда. Защитники панельного домостроения акцентируют - эти дома позволили в короткие сроки и за относительно небольшие деньги решить "квартирный вопрос" миллионам советских граждан.

Но не кроется ли в этой быстроте и дешевизне "бомба замедленного действия" для следующих поколений? С этим вопросом "Уралинформбюро" обратилось к главному градостроителю института "УралНИИпроект" Минстроя РФ, почетному строителю и заслуженному архитектору России, академику РААСН, члену Союза архитекторов России Григорию Мазаеву.

— Григорий Васильевич, какие, на ваш взгляд, имеются достоинства у панельных домов?

— На первоначальном этапе, в начале 60-х годов прошлого века, у панельного домостроения был один плюс — дешевизна. Со временем он потерял свое значения из-за увеличения номенклатуры строительных элементов, необходимых при возведении более поздних серий.

Все дело в том, что панельное строительство — типовое. Сначала строили пятиэтажные типовые дома, потом сделали секцию как элемент типизации, потом поняли, что углы между домами получаются "пустыми", а если их застроить, мы получаем плюсом 20% жилья. Дополнили панельные дома угловой секцией. Из таких секций в конце концов стали создаваться замкнутые кварталы. Потом решили, что просто квадрат из нескольких домов — это скучно, и создали поворотную блок-секцию под углом 120 градусов…

Но если в ранних домах необходимых элементов было меньше ста, то в последней по времени 137-й серии их оказалось порядка 1 500! А ведь на каждый элемент конструкции необходимо несколько форм для заливки деталей — значит, для строительства такого "усложненного" дома потребуется тысячи опалубок, каждая из которых весит примерно 500 килограммов. В сумме потребуется иметь тысячи тонн железа только на одном домостроительном комбинате. Никакого железа в стране не хватит при таких расходах!

А как только стройиндустрия перешла на новые энергосберегающие требования, оказалось, что панели не обеспечивают необходимую по современным стандартам теплозащиту. У нас попросту нет теплозащитных материалов, из которых можно сделать панели, чтобы они соответствовали этой теплотехнике и были экономичны.


Судя по обилию далеко не люксовых авто, панельное жилье по-прежнему популярно у граждан среднего достатка.

— Панель пытались модернизировать?

— Пытались. Но привело это только к удорожанию процесса. Ведь нужны не только стройматериалы, но и автоклавы для пропаривания — не говоря уже об огромных расходах на тепловую энергию, необходимую для этого процесса. Кроме того, для перевозки таких панелей нужны гигантские машины, тяжелые краны, чтобы поднимать их.

А вообще чего в этой сфере только не изобретали! Например, была так называемая система "куб", которая у нас, к счастью, не применялась. Была "белорусская" система, которая предусматривала использование разных деталей для разных нагрузок — и опять же за счет увеличения номенклатуры изделий. Считалось, что эта технология дает значительную экономию стали. Но для того, чтобы эта экономия "работала", нужна идеально отлаженная система поставки деталей. Если поставка по какой-либо причине сорвалась, стройка встает. А строители уже взяли кредит в банке. Дни идут, а проценты капают. И стоимость этих процентов в итоге будет значительно превышать стоимость сэкономленного металла.

Последней "вершиной", которой достигли строители Екатеринбурга в панельном домостроении, стали уже упомянутые дома 137-й серии на Московской горке. И этот проект оказался очень дорогостоящим. Почему все домостроительные комбинаты — в Екатеринбурге, Нижнем Тагиле, Каменске-Уральском — выпускавшие сборные серии, в 90-е годы позакрывались? По причине их экономического краха. Слишком дорого оказалось в новых условиях строить панельные дома.

— То есть получается, что дешевизна строительства обеспечивалась исключительно Госпланом?

— Да. И малой номенклатурой первых серий этих домов.


Панельные дома сформировали архитектурный облик многих советских микрорайонов. Теперь их не отличить друг от друга.

— Молва приписывает панельным домам огромное количество недостатков, вплоть до того, что жить в них небезопасно. А какой, на ваш взгляд, главный минус этой технологии?

— Архитектурное однообразие. Я когда-то был главным художником Екатеринбурга и сам занимался украшением фасадов этих домов — цветные картинки, полосочки и так далее. Но это - раскраска поверхности, а не изменение объемного решения, которое в панельном домостроении очень жесткое, поэтому все дома одинаковые.

— Панельные дома полвека назад сформировали градостроительный и архитектурный облик новых микрорайонов. По кварталам, состоящим из "панелек", можно изучать историю любого города, "читать" хронику его роста. Но, как уже было сказано, время панельных многоэтажек ушло. Что с ними делать? Будем ждать, пока эти дома устареют до такой степени, что их придется сносить?

— Да. А как иначе? Все дело в том, что в Советском Союзе хотели решить жилищную проблему очень быстро и очень дешево. Но у дома, построенного очень быстро и очень дешево, срок жизни максимум 40 лет. Панельки хрущевские рассчитывались на 30-40 лет. Считалось, что мы за эти 40 лет возведем дворцы для жилья, а эти дома снесем. Но ничего не получилось. И мы каждый раз получали очередной слой домов, которые очень быстро переходят в категорию сначала низкокачественых, потом ветхих, а потом и аварийных. Получается, мы все время наращивали аварийный фонд. И создали проблему для будущих поколений. Мы ее пока еще не ощущаем, но в конце века обязательно с ней столкнемся.

— Обычно считается, что чем старее здание, тем оно опаснее для проживания. А какие риски хранят в себе панельные здания в процессе старения?

— Я не занимаюсь теорией рисков. Но чаще всего граждане сталкиваются с дефектами швов в таких домах. Швы постепенно разгерметизируются. Когда эти дома строили, у строителей был определенный набор технических средств и материалов. Сегодня другие и материалы, и технологии, мы при ремонте можем по-другому эти швы заделать.

— Панельное домостроение практиковалось и за рубежом, в том числе во Франции. Есть ли у них способ модернизации, реновации или просто избавления от этого жилого фонда?

— Насколько я знаю, французы пристраивали к ним большие хорошие лоджии, которых у нас нет. Пристраивали наружные лифты — но во Франции зимой тепло, а у нас такой лифт попросту замерзнет. У нас есть на улице Белореченской дом, который мы пытались "реновировать" по французским технологиям. Оказалось, что это очень дорого. Такая реновация в два раза выше по стоимости, чем этот дом снести и новый построить.

Вот все говорят, что Москва начала реновацию пятиэтажек. Но на деле там никакой реновации нет! Они их просто сносят, освобождая площадку, и строят новые дома. Ведь при грамотной реновации в пятиэтажке нужно менять все сети, электропроводку, практически все, чтобы долго простояла — а это себе дороже.


"Панельку" на Белореченской пытались обновить по-французски. Получилось дороже, чем снести. Фото: Яндекс.Панорама.

— Но если ломать, то людей надо куда-то переселять?

— Разумеется. Поэтому в Москве сейчас плотность застройки в тех микрорайонах, где сносятся пятиэтажки, повышается в три раза, если не выше. Снесли пятиэтажку — построили на ее месте 35-этажку.

— А наша стройиндустрия не надорвется вводить такой объем жилья, чтобы он заменял снесенное?

— Индустрия не надорвется, надорвутся люди. Новое жилье надо покупать, а оно с каждым годом становится все дороже. Сейчас на федеральном уровне поставлена задача — в 2024 году довести объем жилищного строительства до 120 миллионов квадратных метров жилья. Но их же надо продать! А они дорогие! Поэтому люди и покупают вторичное жилье, которое в большинстве случаев дешевле новостроек — если, конечно, это не "вторичка" где-нибудь в центре города.

— Получается, что план по реновации труднодостижим без повышения платежеспособности покупателя?

— Именно так.

Беседовал Евгений СУСОРОВ.

АрхитЕбург "Уралинформбюро"

Реклама