10:11
20 января 2020

Головой ходи!

Шахматная школа в Екатеринбурге провалила партию с инвалидами.

Прошлой осенью столица Урала была площадкой международного обсуждения комфортности городов. Представители ООН, российские чиновники высокого ранга, эксперты и общественники докладывали, как славно, что мир меняется к лучшему и инвалидам жить все легче.

Первый Всемирный конгресс людей с ограниченными возможностями здоровья отошел в историю. А жизнь продолжила течь в привычном, не приукрашенном русле.

О ней в Facebook буквально из своей коляски рассказывает екатеринбурженка Ольга Небесная. Корреспондент "Уралинформбюро" встретился с ней, чтобы поговорить… о шахматах.

- В конце прошлого года Вы подняли тему реконструкции здания на Малышева, 58 под Шахматную школу. И утверждаете, что инвалидам (во всяком случае, маломобильным) туда вход будет заказан. Это действительно так?

- Два года назад правительство Свердловской области приняло Постановление, по которому здания с особой архитектурной и культурной ценностью при реконструкции должны проходить согласование с общественными организациями в части доступности для всех посетителей. Первый такой опыт у нас был с Симановской мельницей (перестраивается "УГМК –Застройщик" - прим. ред).

Но, знаете, такие согласования – колоссальный стресс и для комиссии и для проектировщиков. Архитекторы и заказчики не понимают, что есть постановление и мы живем по-новому, по Конвенции о правах инвалидов, они обязаны создавать доступность. При этом обеспечение этого критерия не должно нарушать целостность и концепцию исторических памятников. В Европе с этим проблем нет, там думают прежде, чем сделать и делают. А у нас – "сквозь тернии к звездам"…

- В чем суть конфликта?

- Когда стало известно, что оборудование лифта в этом здании невозможно, мы поняли, что дальше второго этажа инвалиды не пройдут, нам пришлось жестко обозначить свою позицию: значит, не будет и нашего согласования. А там ведь решили сделать все очень красиво. Хотя это и госучреждение, в него вкладываются инвесторы и спонсоры. И когда мы объявили о своем решении, они даже не поверили. Но мы иначе не можем, это - дискриминация.

Мы стали предлагать варианты. Например, закрытую подъемную платформу. Две такие в Екатеринбурге поставили к чемпионату мира по футболу 2018 на железнодорожном вокзале. Это очень достойные шведские устройства, они хорошо работают. Кстати, это второй тип платформы, работающий бесперебойно. Первая австрийская платформа действует в ТЮЗе. Это не шахтные лифтовые устройства – задевать исторический пласт не пришлось бы.


Фото: страница Ольги Небесной в Facebook

Но проблема в том, что ГОСТ разработан на платформы для помещений высотой до 4 метров, а в Шахматной академии высота – 4 метра 40 сантиметров. Чтобы узаконить установку, нужны дополнительные усилия со стороны проектировщиков: обратиться в сертификационный центр, получить заключение на соответствие подъемника такой высоты, получить разрешение на эксплуатацию. Это ответственность за эти 40 сантиметров. Но архитекторам такие сложности не нужны.

Кстати, была сложность и с эвакуационными выходами: архитекторы сказали о необходимости спроектировать на втором этаже безопасную зону для инвалидов - в проекте ее предусмотрели. Для нее нужна организация дымоудаления, а это можно сделать только через крышу. В то же время, по закону трогать кровлю нельзя. Проблему решила бы дополнительная экспертиза. Об этом тоже никто не подумал.

- Удалось хотя бы о чем-то договориться?

- Нам прислали соглашение, в котором все помещения для посетителей перенесли на первый этаж. На втором этаже якобы запланированы административные кабинеты и конференц-зал.

- Это компромисс?

- Отчасти. Но туда не сможет устроиться на работу человек с инвалидностью. Очевидно, что прежде чем думать о предназначении исторического здания, стоит оценить - если нет возможности по нормативам установить лифт, то нужно отказаться от идеи делать в таких постройках социальные учреждения. Пусть они идут под склады и офисы.

- Ваш голос в комиссии какой вес имеет? Может он изменить что-то?

- В комиссии не только я от лица инвалидов - туда входят еще несколько общественников. А также представители Госэкспертизы, Управления государственной охраны объектов культурного наследия Свердловской области. Все решает голосование. Если, например, организация слепых или глухих проголосует за, и все остальные тоже, а мы, представители от инвалидов на колясках, останемся в меньшинстве – проект примут.

- Послушайте, но это же настолько очевидные вещи: человек с любым здоровьем должен иметь доступ в общественное здание. Неужели кому-то еще надо это доказывать?

- У нас есть поддержка, конечно. Хочу поблагодарить управление социальной политики Ленинского района Екатеринбурга – они наши интересы отстаивали, учитывая, что все было против нас. Удручает, что проектировщики не хотят находиться в современных реалиях, а "зависли" в прошлом, когда в нашей стране инвалидов "не было" - их прятали.

А сегодня есть Конвенция о правах инвалидов, которую в России не просто ратифицировали, но и подписали. Нельзя это игнорировать.

О чем говорить - почти все наши музеи недоступны для маломобильных групп! В лучшем случае мы можем побывать на первом этаже, но зачастую экспозиции большие и не ограничены одним этажом. В итоге нас носят на руках сотрудники музеев. Мне их очень жаль, они никогда не отказывают. Но ведь это обычные люди, не тяжеловесы - они не обязаны это делать!

Я сейчас готовлю инклюзивные экскурсии и понимаю, что повести туристов с проблемами опорно-двигательного аппарата некуда. Возьмем музей истории камнерезного и ювелирного искусства Урала или Уральский государственный геологический музей – мы не можем показать основные богатства нашего региона – минералы, самоцветы. Здания абсолютно недоступны колясочникам. Мне есть с чем сравнить, однажды я испытала культурный шок.


Фото: страница Ольги Небесной в Facebook

- Расскажете?

- Я была в Стокгольме и нас принимали в здании мэрии XIV века, в нем был лифт. Да он был не грузовой, совсем небольшой, на одну коляску. Но не проблема по очереди подняться. Обидно даже стало, что мы такое на вооружение не берем.

Возьмите мостовую нашу на Площади 1905 года: там, на машине едешь, башку сносит, а человек на коляске… Знаете, мостовая у Стокгольмской мэрии такая же. Еще до банкета я ее увидела и сказала, что пропущу это событие, мол, эти сотни метров будут тяжелыми на коляске. Оказалось, там прямо посередине брусчатки выложена дорожка гладкой плиткой – для всех, кому не комфортно передвижение по брусчатке.

Были в Берлине. Там здание Национальной оперы начала XVIII века тоже с лифтами и всей необходимой инфраструктурой. В музее "Янтаря" в Калининграде подъем на этажи обустроили. Значит, можно сделать. И у нас можно, но кто бы еще захотел?

Беседовала Дарья СКОРЫХ

Реклама